статьи и комментарииАрмен Дарбинян: “Вера в бессмертие как политическая категория” “Новое время” , 03.03.09

"Вера в бессмертие как политическая категория"

Прошел год после жутких по своему драматизму событий прошлого года, но как-то нет ощущения, что мы осмыслили их причины и сущность, а значит, следует признать, что мы не гарантированы от их повторения в будущем... Весь смысл общественного и политического процесса в стране за целый год свелся, с одной стороны, к попыткам свалить на оппозицию весь груз ответственности за произошедшее, а с другой — к обвинению властей в применении огня "на поражение". При этом как те, так и другие с особым рвением старались доказать мало что понимающим в тонкостях армянского политического процесса еврочиновникам свою собственную правоту, буквально месяцами ожидая европейского приговора стране (иногда складывалось ощущение, что страна и ее граждане оказались на скамье подсудимых?!)... Нашлись даже деятели, которые, не выдержав сильного психологического давления, начали "наезжать" на Европу: мол, знаем мы вас, вы тоже дубинками машете, иногда даже очень больно попадаете в народ!.. Слабое, однако, утешение...
Дня два назад действующий президент Молдовы, комментируя новую программу "Восточного партнерства", весьма скептически отозвался о европейских перспективах Армении, Грузии и Азербайджана, отметив, что эти страны довольно далеки от требуемых для этого стандартов мыслей и действий. Наверное, господин Воронин имеет право на такие суждения: ведь Молдова — единственная страна постсоветского пространства (без Балтики), в которой обеспечен нормальный выборный процесс, приведший в итоге к уникальному для "нашего" мира явлению — сменяемости политических элит. За 17 лет независимости в этой стране правящая элита полностью сменялась как минимум трижды, и всякий раз это делалось достойно, с полным уважением политических соперников друг к другу и к официальным итогам голосования. Напомню, кстати, что нынешний президент — лидер молдавских коммунистов, что тоже уникально для "нашего" мира... Очень скоро этой симпатичной и весьма небогатой стране предстоит доказать неслучайность данного явления — и тогда, я уверен, многим придется серьезно изучать "феномен Молдовы" в современном развивающемся мире: по крайней мере тезис о том, что демократию можно строить только "на сытый желудок", кажется, трещит по швам...
В этом контексте у нас есть свое существенное отличие даже от соседей, у которых элита сменялась хотя бы однажды: маргиналы Гамсахурдиа и Эльчибей олицетворяли собой не только тотальный разрыв с прошлой эпохой, но и фатальное неприятие реалий современного мира. С ними мог бы сравниться разве что наш Сирадегян: ведь свой знаменитый тост в адрес Клинтона он произнес в ситуации абсолютной зависимости Армении от западных финансовых вливаний... И хотя время доказало полную несостоятельность подобных деятелей, придется признать: за весь этот период мы не имели даже такого маргинального, но тем не менее свежего политического "глотка", у нас не было сменяемости элит — у нас укоренилась совсем другая практика: сменяемости лагерей в рамках той же элиты и невозможности сменяемости власти вообще... И в этом первая причина национальной трагедии, имя которой — 1 марта 2008 года.
Второй причиной трагедии явилось хроническое отсутствие национального консенсуса по поводу путей дальнейшего развития страны: ведь даже на заре нашей независимости весьма немногие в обществе разделяли либеральные взгляды тогдашнего руководства, а после приватизационной вакханалии народ и вовсе перестал доверять властям... Последние же годы характеризовались полным отчуждением властей от народа и образованием практически параллельных, несоприкасающихся миров, где у представителей как бы разных "планет"  нет возможности встретиться "вживую" даже на свадьбах или похоронах: настолько эти миры стали обособленными... В таких условиях даже грандиозные общеармянские проекты нынешних властей вряд ли способны вызвать особый энтузиазм...
Еще одна причина — в коммерциализации власти, сращивании ее с бизнесом. Близость к власти или же вовлеченность в нее стали практически единственной гарантией неприкосновенности имущества и активов. Гражданское судопроизводство не стало, к сожалению, инструментом защиты собственности и права на конкуренцию, ведь последняя — суть не только условие, но и право бизнеса... И еще — наша система охраны правопорядка нуждается в серьезной реорганизации и реформах. Не может дальше полиция в нашем сегодняшнем понимании служить гарантом обеспечения законности и прав граждан. Надо восстановить пост министра внутренних дел в правительстве, назначить на него пользующуюся общественным доверием политическую фигуру, передать министру в подчинение профессиональных полицейских и требовать в первую очередь невмешательства в политический процесс, установления и защиты правопорядка...
Но главное, повторюсь, чтобы наши руководители перестали верить в непоколебимость собственной власти, ибо общеизвестно: если шофер верит в бессмертие — жизнь пассажиров в опасности...
До встречи!

Армен Дарбинян