статьи и комментарииАрмен Дарбинян: “Главный вопрос армянской государственности”, “Газета.RAU” , 15.04.09

"Главный вопрос армянской государственности "

По случаю истекшего года на высшем государственном посту наш президент дал довольно откровенное интервью,- видимо, специально приглашенному по этому поводу немецкому социологу. Оно и понятно: уровень доверия к отечественной журналистике настолько низкий, народу настолько осточертели заранее проплаченные лощеные лица местных политических "аналитиков", что, глядишь, приспичит,- и даже не с кем поговорить… Ну, да ладно, нам сегодня важнее суть разговора и выводы, которые следует из него сделать.
Основной вывод состоит в том, что Карабахский вопрос был и остается главным вопросом армянской государственности. Президент признался, что верит в возможность мирного урегулирования конфликта (иначе бы не участвовал в  выборах) и заявил о решимости сразу же подать в отставку, как только Азербайджан признает право карабахцев на самоопределение, а Карабах либо станет общепризнанным независимым государством, либо присоединится к Армении. Судя по последним событиям, однако, отставка президента по этому поводу нам явно не грозит… Более того, в качестве главного вопроса нашей государственности изначально выбран вопрос нерешаемый и безнадежный, ибо Азербайджан сегодня гораздо дальше от признания независимости Карабаха, чем даже Турция – от признания геноцида. "Нагорному Карабаху никогда не будет предоставлена независимость,.. азербайджанский народ и азербайджанское государство никогда не смирятся с этой оккупацией,.. временной потерей земель… У нас есть все основания для освобождения наших земель…", - вот какие слова азербайджанского президента транслировались по вражескому телевидению почти одновременно с нашим интервью немцу…
Национально-государственный суверенитет – это либо результат национально-освободительной борьбы, либо итог распада империи или неспособности колонизаторов далее управлять колониями. Крах СССР есть распад империи, а значит, независимость бывших союзных республик – ее закономерный итог, к которому, однако, эти республики пришли практически неподготовленными. За исключением стран Балтии, до 1939 года имеющих солидный опыт европейской государственности, страны бывшего СССР не имели (а некоторые и до сих пор не имеют) собственного представления об эффективной модели национального государства и его приоритетных задачах. У армян, однако, есть свое существенное отличие от всех остальных: у нас была своя национально-освободительная борьба, и борьба эта была больше за освобождение Карабаха от Азербайджана, нежели за свободу Армении от СССР,- и это предопределило весь ход реализации нашего суверенитета за последние семнадцать лет…
Все три армянских президента были плоть от плоти борьбы за независимость Карабаха, именно ей они посвятили свою политическую деятельность, именно из-за нее они страдали еще в советских тюрьмах, рисковали жизнью на войне. Совершенно естественно поэтому, что Карабахский вопрос с самого начала стал главным в повестке армянской государственности – вопросом, формально стоившем отставки первого и теоретически (хотя и с нулевой вероятностью) могущем привести к отставке третьего президентов. Но, пожалуй, никогда еще его решение в нашем понимании не казалось таким обреченно безнадежным, как после практически одновременного выступления по своим телеканалам двух президентов – партнеров по мирным переговорам… А значит, стоит усомниться в разумности и целесообразности такой постановки нашего главного вопроса.
Нам надо свыкнуться с мыслью, что мирное решение Карабахской проблемы в обозримой перспективе невозможно. Даже если удастся добиться подписания какой-либо совместной декларации или договора,-  это будет всего лишь согласованием очередности каких-то более или менее существенных поэтапных шагов, усиливающих или, наоборот, ослабляющих тактические позиции конфликтующих сторон. Главный же вопрос в формулировке армянского президента все равно останется нерешенным. Что же до войны, то стороны, очевидно, понимают, что она ведет в обоюдный тупик,- хотя к такому развитию всегда надо быть максимально готовыми. А значит, состояние "ни войны, ни мира" – единственно гарантированная внешняя среда для нашей программы на будущее…
Нужно резко повысить степень взаимной неполитической интеграции Армении и Карабаха. Ведь есть только одна сфера (кроме армии), в которой интеграция осуществлена в полной мере – это сфера денежного обращения и банковских расчетов. Очень слабая интеграция присутствует в области образования и культуры… В Карабахе должны быть испробованы самые передовые модели и технологии экономического развития – от свободных зон до технопарков, при значительной поддержке армянского бюджета и диаспоры. Стоило бы ввести в нашем правительстве пост министра по интеграции, ответственного за координацию действий государственных органов управления в этом направлении…
Я бы очень хотел, чтобы когда-нибудь, в не очень далеком будущем, какой-либо из армянских президентов ушел бы в отставку после того, как удалось решить действительно главный вопрос армянской государственности – построение эффективного и справедливого государства, благополучного и процветающего общества свободных и ответственных граждан…
До встречи!

Армен Дарбинян