статьи и комментарииАрмен Дарбинян: “Почем народ?..”, “Новое время” , 16.06.09

"Почем народ?.."

В своих предыдущих заметках я пару раз упоминал Молдову в качестве примера страны с признаками победившей системы электоральной демократии, отличительной чертой которой является согласие проигравшей стороны с официальными результатами выборов.

Моя оценка, однако, несколько поколебалась после недавних выборов в парламент этой страны и последовавших массовых беспорядков, организованных оппозицией как раз в знак несогласия с итогами выборов. Но как же красиво молдаване выпутались из этого уже изрядно надоевшего нам по собственному опыту политического лабиринта! — властям не удалось "подкупить" ни одного (!) из сорока оппозиционных депутатов и провести своего кандидата в президенты, в результате в стране был объявлен конституционный роспуск парламента и назначены новые выборы... Поневоле проводишь параллели с отечественной политтусовкой и понимаешь, что у нас навряд ли не удалось бы подкупить хотя бы одного из произвольной выборки в сорок депутатов любого парламентского созыва, и доказательством тому служат вполне официальные биографии наших видных парламентских перебежчиков.

Вообще, подобное развитие событий в Молдове приводит нас к двум заключениям: во-первых, правы те аналитики, которые предлагают конституционно ограничивать президентское правление в странах "новых демократий" одним сроком, — в таком случае правителям действительно не удастся пустить глубокие клановые корни, а перспектива скорой и неминуемой отставки, безусловно, ограничит их аппетит; и во-вторых, степень продажности политиков обратно пропорциональна глубине национального самосознания и самоуважения ... А значит, наша первоначальная оценка молдавской демократии верна: именно народ не позволил политикам произвольно обращаться со своими голосами, низвергнуть и растоптать собственное достоинство...

Вместе с тем представляется крайне неверным и нечестным все огрехи политиков и в конечном счете их готовность продаться сваливать на народ, его недостаточную политическую зрелость. А у нас в последнее время стало почему-то модным сетовать на народ как на источник всех проблем в избирательной системе: он и менталитетом якобы "не вышел", и голоса продает, и неспособен отстоять свой выбор, и большей частью безразличен к подковерной борьбе "в верхах"... А один из западных горе-наблюдателей как-то даже позволил себе сентенцию о том, что, мол, невозможно установить демократию в обществе, где коррумпированным является... народ. Как бы не так, однако!..
Ни одна избирательная кампания даже на благопристойном Западе не обходится без обвинений против политических оппонентов в подкупе избирателей. Причем арсенал подкупа довольно разнообразный: от бесплатных шашлыков (например, в Латвии) до студенческих картофельных чипсов с кока-колой (например, в США). Явление подкупа вообще родилось вместе с человечеством и, к сожалению, шагает вровень с нами: удивляться этому не надо. Библейское "Проклят, кто берет подкуп, чтоб убить душу и пролить кровь невинную" в применении к подкупу избирателей можно понимать как кровопускание государству, что в конечном итоге может пойти и на пользу... Душу же скорее убьет не сам подкуп (который тем не менее означает добровольную сделку), а недалекие призывы брать деньги, но голосовать по совести.
Кто смог бы утверждать, что армянский избиратель, продающий свой голос за 15-20 долларов, хуже, допустим, иранского по цене 50-100 долларов или ливанского за 1500-2000? Ведь чем ниже цена "покупки", тем выше уровень бедности в стране, а демократия — это не игра для бедняков, она в идеале предполагает доминирование среднего класса. С другой стороны, высокая цена голоса избирателя отнюдь не означает благополучия в обществе: она, скорее, показатель серьезности и принципиальности предстоящего выбора, от которого может зависеть дальнейшая судьба страны. Действительно, на недавних общенациональных выборах в Ливане решался вопрос о недопущении в стране исламской радикализации, и, естественно, Запад был готов платить за это по достаточно высоким счетам... Что же до Ирана, то весь ход избирательного процесса показал неготовность верховного духовенства к послаблениям в сторону большей светскости государства, и за это надо было тоже платить...
В нашей истории было всего один раз, когда на кону общенародного выбора стоял вопрос исключительной значимости — референдум о государственной независимости 21 сентября 1991 года, — и народ наш с блеском выдержал это испытание, и заметьте: абсолютно бескорыстно! Смею утверждать, что все другие случаи народного волеизъявления существенного значения для нашего будущего не имели, а значит, не надо политикам списывать на народ собственную идейную скудость и несостоятельность, готовность ради власти и денег поступиться принципами и менять убеждения. Историей (в том числе нашей) доказано: продажность политиков — явление естественное и самодостаточное, к продажности народа непосредственного отношения не имеющее...
До встречи!

Армен Дарбинян