статьи и комментарииАрмен Дарбинян: “Труд как мерило национального достоинства”, “Новое время” , 06.10.09

"Труд как мерило национального достоинства"

В прошедшие выходные я возил своих московских гостей в Дилижан. Свидетельствую: финансовым центром там пока не пахнет, но для туристов есть уже некоторые места, где можно провести организованный отдых — благо уникальная природа этому по-прежнему способствует. Мне даже подумалось: а почему бы ЮНЕСКО не взять да и признать Дилижан объектом мирового культурного наследия — хотя бы даже потому, что там "вода второе место в мире занимает"? Чуть остыв, однако, и ближе познакомившись с нашими уже рукотворными творениями — например, с тем, как мы отделали интерьер "5-звездочной" гостиницы или как там работает сантехника, — я понял, что чего-то очень существенного нам для этого не хватает, а из архивов памяти опять всплыла Швейцария, и вот в каком контексте.
Обычно под охрану ЮНЕСКО попадают города, памятники истории, культуры и архитектуры, имеющие, так сказать, законченную форму и смысл. Во всяком случае они не предполагают продолжающегося труда как условия своего воспроизводства — их достаточно просто охранять... Швейцарская долина Lavaux со знаменитыми виноградниками в этом смысле совершенно уникальное явление, требующее постоянного самоотверженного качественного труда как необходимой среды своего существования. По сути, долина эта — собирательный памятник Труду, и в этой местности ЮНЕСКО охраняет не саму местность, а именно культуру Труда, так бережно передающуюся из поколения в поколение и составляющую предмет гордости всего человечества.
А перекинемся теперь в свою долину — Араратскую, которая по плодовитости наверняка превосходит Lavaux, а культура виноградарства по времени возникновения уж точно древнее. Почему миру она не известна как уникальное природное достояние? Не потому ли, что мы пренебрегаем значением Труда — этого единственного мерила человеческого и национального достоинства? Что же мешает нам возвеличить Труд и возвестить о себе миру, доказать свою значимость для мировой цивилизации? Неужели мы считаем, что можем оставить следующим поколениям нечто большее, чем культуру Труда? Почему нам кажется, что миру мы можем быть интересны исключительно как застывший в тысячелетних камнях памятник глубокой христианской истории (именно об этом только и сообщают все наши рекламные туристические буклеты)? Куда мы дели народное благоговение перед Трудом — критерием общественного благосостояния и прогресса? Почему нам не явились уроком наши позорные действия в период горбачевско-лигачевской антиалкогольной вакханалии, когда, показывая чудеса коммунистической исполнительской дисциплины, мы выкорчевывали... нет, не виноградники вовсе, а нашу вековую культуру Труда?
Я с ужасом наблюдаю сейчас за синхронностью действий российского и армянского правительств в области безопасности дорожного движения. Ремни-то, может, мы как-нибудь и переживем, но ведь в Москве опять взялись за борьбу с алкоголиками... Нам по-прежнему невдомек, что культура виноградарства и виноделия, национальные традиции создания собственных брендовых напитков составляют предмет гордости народа, существенный элемент его идентификации.

Кто ответит за перевод самых плодовитых земель Араратской долины под посевы пшеницы уже в наше время? Это якобы делалось по причине отсутствия спроса на виноград и, наоборот, наличия спроса на хлеб?! Нам ли (с нашей многовековой историей) не знать, что обратный перевод земель под виноградники потребует не менее десяти лет, и то без гарантий качества?! Когда государство наконец научится охранять культуру Труда как подлинно национальное достояние, единственно гарантирующее нам достойное будущее?
Ну а возвращаясь к Дилижану, замечу, что город только тогда будет иметь хоть какие-то перспективы, когда результаты человеческой деятельности будут находиться в гармонии с чудесной природой, а не уродовать ее. Мы не должны более мириться с безалаберностью и некачественным трудом, с пренебрежением к элементарным архитектурным, дизайнерским и строительным нормам. Как бы ни было прискорбно от осознания утери профессиональной пригодности армянских строителей, мы должны быть готовы к тому, чтобы приглашать тех же турок, как раз прославившихся в последнее время на весь мир качеством и дешевизной своих строительных работ — может, этот отчаянный шаг наконец отрезвит наших строителей и их государственных попечителей... Мы должны наконец понять: если труд не сопровождается качеством, то это не труд вовсе, а возня, которая никогда не приведет нас к обретению достоинства, — и миру в этом случае действительно будет нечего охранять...

До встречи!

Армен Дарбинян