статьи и комментарииАрмен Дарбинян: “Размышления по поводу”, “Новое время” , 01.12.09

"Размышления по поводу "

На прошлой неделе мне представи­лась возможность еще раз поразмышлять о культурных и исторических стереотипах, способствующих или, наоборот, противос­тоящих национальному развитию, о наро­де и власти, о великой значимости их еди­нения. Известный российский писатель и тележурналист Александр Архангельский пригласил меня принять участие в дискус­сии на канале "Культура", а затравкой для разговора послужил новый фильм Павла Лунгина "Царь", в котором жестокость са­модержавия, возведенная в абсолют рус­ским царем Иваном Грозным, натыкается на величие русского Духа, олицетворен­ного в образе митрополита Кирилла. Ге­ниальной особенностью фильма, с моей точки зрения, является возможность для каждого русского человека найти в нем мысль или идею, соответствующую собственному мировосприятию: приверженцы сильной власти будут вполне до­вольны звучащими из уст царя и опрични­ков оправданиями своих бесчисленных зверств — "Всякая власть от бога", "Царю не верить — ...хлеб не родится", а люди, считающие духовность единственным аргументом против бесчинств тоталитариз­ма, укрепятся в своих убеждениях. И в фильме, и в дискуссии мне было важным преломление разных истин в нашей сегодняшней действительности, поскольку и природа власти, и особенности ее нацио­нального восприятия не претерпели, к со­жалению, существенных изменений за последующую почти пятисотлетнюю исто­рию.. Поделюсь вопросами, которые стали меня мучить по этому поводу.

Дo какой степени сила личной власти правителя может быть приемлема для об­щества, не потерявшего еще стремления к прогрессу? Где та черта, после которой ав­торитаризм может привести к нравственному разложению социума? Ведь очевидно, что сильная власть нужна, особенно в наш период кардинальной трансформации, но как превратить ее в генератор прогресса, а не в средство удовлетворения личностных амбиций? Как преодолеть крайне опасную тенденцию роста общественной апатии? Ведь отсутствие веры и доверия между на­родом и властью приводит к полной амне­зии движущих сил развития и превращает общественный организм в субстанцию, уже не способную чувствовать боль, а значит, очень близкую к стадии полного разложе­ния. Как перебороть соблазн кажущегося благополучия в вязком, болотистом прост­ранстве "ближайшего окружения", исповедующего "стайный" принцип возвышения над народом, исторически унаследованный фаворитизм, ставший, кажется, ахиллесо­вой пятой всякой личной власти?

Да, нам нужна сильная власть, но обя­зательно опирающаяся на выдающийся, веками проверенный народный инстинкт самосохранения, в основе которого абсо­лютный приоритет духовно-нравственно­го начала, и только двинувшись в народ, власть может попасть в единственную среду, умерщвляющую червь наживы и продиктованной ею жажды власти или по­добострастия. Только так может быть преодолена вакханалия вседозволеннос­ти для новых "хозяев жизни", своими повадками практически не отличающихся от царских опричников, взявших за правило "казнить раньше, чем предали". Только так власть сможет наконец отмежеваться от приросших к ней и повсюду сопровож­дающих ее кровожадных попутчиков, страстно подбирающих великодушно подброшенные ею крохи, и прекратить повсеместное издевательство безграмотных чинушнад достоинством человека и гражданина...

Власть должна наконец начать поль­зоваться ни с чем не сравнимой привиле­гией общения с инакомыслящими (не имеющей ничего общего с подобострастным лизоблюдством убогих и примитивных грабителей), а не отдавать их на "заклание" новоявленных "опрични­ков". Она должна понимать: заглушив или притупив мощь и стрелу общественной критики, она притупляет тем самым наци­ональный иммунитет, меняет генетический код народа, умерщвляя наиболее чувствительные и жизнестойкие его гены.

Нам нужно понимание того, что соот­ветствие велению и вызовам времени можно обеспечить, только имея достой­ную политическую конфигурацию, кото­рая требует трудной, кропотливой работы и весьма отличается от уже вошед­шей в привычку модели, безропотного "нажимания кнопок". Политическая система, ориентированная на прогресс, должна выискивать и выдвигать, на пе­редовые роли людей ярких и талантливых и, наоборот, задвигать за ширму се­рых, неприметных приспособленцев: повсеместное тиражирование серых лю­дей во власти есть, наверное, самое непростительное расточительство, кото­рое мы почему-то себе еще позволяем. Оно могло бы быть в какой-то степени оправданным при достижении состояния социальной гармонии, от которого нам сегодня предельно далеко.

И, наконец, громадный потенциал на­ших интеллектуалов должен быть по-нас­тоящему востребован: для власти нет и не может быть более страстных и преданных союзников, чем осознающие собственное профессиональное и гражданское досто­инство интеллектуалы. Они, конечно, ме­нее "комфортны", а иногда и просто "не­выносимы", но именно их наличие и уди­вительная способность народа их воспро­изводить делает нашу уверенность в бу­дущем непоколебимой.

В фильме Лунгина один из опричниковзло причитает: "Слишком много этого по­па стало, а государь у нас один!.." Так вот: попа нам сегодня нужно гораздо больше...

До встречи!

Армен Дарбинян