статьи и комментарииАрмен Дарбинян: “Формула бытия”, “Новое время” , 15.12.09

"Формула бытия"

Ведущие ученые-экономисты собра­лись на неделе в рамках Российского эко­номического конгресса в ожиданиях инте­ресных дискуссий и новых идей, нетриви­ального анализа и взвешенных прогнозов, да и просто пообщаться. Как и бывает обычно в подобных случаях, главная истина была выведена в неофициальном, дружес­ком формате, в беседе за обеденным сто­лом: характеризуя очередного тостуемогo, Руслан Гринберг произнес: "Он не барин и не холоп, он нормальный мужик, обычный гражданин..." Мне подумалось: "А ведь это идеальная формула бытия — с одной сто­роны, превозмочь в себе соблазн напыживаться барином, надменно смотреть по сто­ронам и командовать, а с другой — преодо­леть подлую слабость и животный страх, заставляющий нас беспричинно пресмы­каться, — и принять наконец облик Гражда­нина, наиболее соответствующий предназ­начению человека!.." Подумать-то подума­лось, но и засомневалось: "А сможем ли? Ведь становление Гражданина — это не личная задача данного имярека, это соци­альная, более того — государственная за­дача, а в организованной и эффективной реализации коллективного разума мы до сих пор, кажись, особо замечены не были...

Удивительно, но факт: больше всего гражданственности было в нас как раз в на­чале девяностых, нам было не все равно, кто и как напяливает на себя барское "ман­то", какими нравственными принципами руководствуется и живет, мы не соглашались с ролью челяди, мы пытались выдвигать во власть, как нам казалось, наиболее сильных из нас, способных защитить и государство, и народ... Нам искренне казалось, что сможем построить справедливое общество с "чистого листа" и ничто не сможет нас оста­новить в решимости сделать это… Годы спустя удивлялись: как это мы не доглядели, как могло случиться, что среди нас появились рвущиеся к власти мародеры, готовые растоптать идеалы и мечты, мораль и пра­во, и даже посягнувшие на наш генетичес­кий код... Помните, как вырвалось как-то у российского лидера: "После смерти Махат­мы Ганди поговорить не с кем"?.. А ведь это клинический диагноз общества, неспособ­ного более воспроизводить свободного, са­модостаточного гражданина, смирившегося с ролью пригнувшегося в страхе статиста, от которой рукой подать до образа шута...
Почему же мы безропотно смирились с тем, что "удельные князья", отгороженные от народа частоколом ничтожных шутов (иногда называемых охраной), должны определять, сколько и какого добра нам пола­гается в обмен на эту самую безропот­ность? Как и почему мы допустили такую степень искажения ценностей, когда под вопросом оказался нравственный выбор молодого поколения? Неужели наше чутье атрофировалосьнастолько, что перестало различать холопскую преданность, основанную на тотальной за­висимости, от осознанного выбора гражданина, готового за этот выбор отвечать? По­нимаем ли мы, что общественная и полити­ческая система, в основании которой барин и холоп, губительна и страшна, она может привести к непоправимым последствиям для национального самосознания? Понима­ем ли мы, наконец, что барин и холоп — суть одно и то же; что барин, требующий рабского подчинения, сам готов опуститься ниц перед лицом и телом нового хозяина; что раб большей частью мечтает не о сво­боде, а о том, как обзавестись своим собственным рабом, а наиболее твердолобые из рабов этого-таки добиваются; что нельзя холопу доверять в принципе, а холо­пу-перебежчику — в особенности; что хо­лоп во власти размывает границы добра и зла, в своем стремлении "навластвоваться всласть" готов перевернуть веками отто­ченные истины, заставив сомневаться и опустить планку собственной самооценки всегда готовых к этому колеблющихся.

Есть еще одна, убийственная холопская черта, грозящая катастрофой для об­щественного прогресса: холоп привыкает к "кнуту" и довольствуется редким "пряником", свобода для него — всего лишь временное удлинение цепи, он не в состоянии понять, что при этом "миска" обязательно отодвига­ется, в этом гонении за "миской" и проходит жизнь, не отягощая холопское нутро вопро­сами и сомнениями, а они как раз и составляют движущую силу прогресса.

Нам нужно резко начать "выдавливать из себя раба" и не по-чеховски — "по капле" — "жизни не хватит" (как метко было замечено кем-то), а ведрами! Иначе нам при­дется согласиться с жестоким, но страшно правдивым афоризмом Ромы Надиряна: для женской половины населения процесс "выдавливания из себя раба" будет озна­чать всего лишь рождение нового челове­ка...

До встречи!

Армен Дарбинян