статьи и комментарииАрмен Дарбинян: “Прощай, Европа, и, если можешь, прости” “Новое время” , 21.10.08

" Прощай, Европа, и, если можешь, прости "

Позитивной оценкой процесса и исхода прошедших президентских выборов в Азербайджане европейские наблюдатели вбили последний гвоздь в крышку гроба либеральной демократии как возможной модели политического развития в странах постсоветского пространства. Признание ими "значительного прогресса" в проведении выборов и 90%-ного результата победителя в стране, где практически отсутствуют возможности реализации политического плюрализма (разномыслия) и которая входит в тридцатку самых коррумпированных стран мира, означает только одно: Европа устала, Европа больше не будет "принуждать" нас к демократии, поняв, видимо, всю бесперспективность такого занятия.
Неделей раньше Европа объявила о снятии изначально бессмысленных санкций на передвижение для белорусского и узбекского лидеров и их свит, тоже, видимо, зафиксировав некий "значительный прогресс". Действительно, "прогресс" налицо: в белорусский парламент не прошел ни один оппозиционный кандидат, а выборный процесс ознаменовался всего лишь одной жертвой – несчастный избиратель подавился шашлыком на избирательном участке; в последних сообщениях из Узбекистана тоже говорилось лишь об одной жертве: несчастная студентка повесилась на принудительных работах по уборке хлопка…
В современной политической науке и практике продолжаются попытки подогнать определение укоренившихся в наших странах политических систем и моделей под стандарты демократии. Совершенно гениальной в этом смысле прозвучала недавняя формула российского председателя избиркома Чурова, приведенная в связи с белорусскими выборами: "В каждой стране суверенной демократии проходят свои демократические выборы"?! Между тем, сущность демократии предельно емко выразил еще великий Аристотель в двух критериях: власть государственного мужа над свободными и равными, и готовность поочередно быть управляемым и править. С сожалением приходится констатировать: свободных и равных граждан, ровно как и готовности элиты расстаться с властью, у нас так и не появилось – вспомним хотя бы трагические лица уходящих в добровольную отставку Тер-Петросяна и Ельцина. Что же касается незыблемого демократического принципа "сменяемости элит", то в постсоветском исполнении он запомнился разве что насильственным выдворением Шеварднадзе с трибуны грузинского парламента и выносом "вперед ногами" из президентского дворца предварительно завернутого косившими "под мародеров" охранниками в ковер кыргызского президента.
Сменяемости элит у нас не может быть по самой простой причине: отсутствуют хотя бы две равнозначные по уровню своего общественного воздействия политические группы. Все, что у нас сформировалось за семнадцать лет – это в лучшем случае широкая властная коалиция, управляющая всеми политическими и экономическими рычагами, и абсолютно маргинализованная непримиримая оппозиция, которая никогда и ни при каких обстоятельствах не примет результатов каких бы то ни было выборов. Говорить в таких условиях о демократии – как минимум издеваться над Аристотелем.
Применительно к нашим странам надо говорить лишь об авторитаризме с большей или меньшей степенью просвещености (или вообще без оной). И в этом нет ничего плохого: большинство известных нам примеров опережающего (или инновационного)
экономического развития (Япония, Сингапур, Малайзия, а в последнее время и Китай) основывается на моделях жесткой политической централизации. Исключение могут составить, пожалуй, осуществившие мощный технологический рывок европейские Финляндия и Ирландия, но нам они явно не ближе…
Необходимым и, как ни странно, достаточным условием процветания постсоветских стран может стать внедрение модели просвещенного авторитаризма, обязательными характеристиками которого должны являться: абсолютный приоритет развития системы образования и науки, обеспечение реальной конкурентной среды в экономике, справедливая система судебной защиты экономических прав и интересов и мощное, эффективное государство как гарант всего вышеперечисленного. Кстати, реализация амбициозных целей армянского правительства по превращению страны в финансовый, технологический, туристический центр, центр рекреационной медицины и бизнес-предпочтений вполне достижима в условиях именно такого авторитаризма.
Итальянский премьер Берлускони на прошлой неделе предпринял последнюю, как мне кажется, попытку вернуть хотя бы Россию в европейский контекст, заявив: "Россия – европейская страна, и через несколько лет могла бы стать членом Евросоюза". Берлускони был тут же усмирен довольно жестким ответом официального российского представителя о размерах…Узбекская федерация футбола по примеру казахстанских коллег обратилась в UEFA с просьбой о принятии в ее ряды. Оно и правильно: видимо, надо начинать с футбола…
Нам важно понять: кажущиеся европейские послабления в требованиях политических реформ есть результат не наших успехов в их осуществлении, а лишь печальная констатация цивилизационной неоднородности,- к сожалению, теперь уже – с европейской стороны.
До встречи!

Армен Дарбинян