интервьюГазета «Голос Армении», “Российско-Армянский университет – это должно звучать гордо”

Голос Армении
январь 2002 г.
«РОССИЙСКО-АРМЯНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ – ЭТО ДОЛЖНО ЗВУЧАТЬ ГОРДО»

— Армен Размикович, вы являетесь руководителем одной из международных организаций, где работы, как я знаю, непочатый край. Почему вы решились взять на себя еще одно тяжелое время?
— О том, чтобы прийти в университет, я подумал впервые после того, как не стало моего старшего друга Левона Мкртычевича Мкртчяна, первого ректора университета. Признаться, считаю высокой честью для себя продолжить дело, которое он начал...
Скажу еще об одном обстоятельстве. К судьбе Российско-Армянского университета я не могу относиться равнодушно уже хотя бы потому, что, если он сегодня есть, к этому в какой-то степени причастен и я. Идея о его создании родилась, когда я еще был премьер-министром. Я поделился ею с Евгением Максимовичем Примаковым, председателем российского правительства, который весьма горячо поддержал инициативу. Два наших правительства (России и Армении) приняли тогда соответствующие постановления - и университет был создан. Правительством Армении университету было выделено здание бывшего русского педагогического училища им. Н. Островского, владельцем которого годы спустя стал институт им. Брюсова. Когда брюсовцы перебрались в центр, это здание стало вроде бы бесхозным. Его грабили, раскулачивали, демонтировали... Ни дверей, ни окон, ни паркета – ничего в нем уже не было. Я принял активное участие в восстановлении здания. Так что будущее университета – это уже и мое личное дело...
— Чего было больше в решении создать в Армении Российско-Армянский университет – политики или объективной потребности иметь в республике очаг российской науки, высшей школы?
— Мне кажется, что рождение университета было вызвано тем, что в годы независимости нам не удалось полностью использовать тот позитивный потенциал, который есть в наших отношениях с Россией. Безусловным является одно – было стремление укрепить и сохранить пошатнувшийся гуманитарный мост между двумя странами, получить возможность лучше использовать традиции не только русской педагогической школы, но и российской культуры, искусства, литературы. Я много и часто общался с выдающимися представителями нашей нации и всегда чувствовал в них эту необходимость... Поэтому в факте существования сегодня в Армении Российско-Армянского университета ничего удивительного нет.
— По каким специальностям учатся у вас студенты?
— По семи. Это – мировая экономика, юриспруденция, политология, журналистика, государственное и муниципальное управление, социально-культурный сервис и туризм, прикладная математика и вычислительная техника. Недавно я провел своеобразную компоновку специальностей по факультетам. Теперь специальности мировая экономика, государственное и муниципальное управление, социально-культурный сервис и туризм образовали факультет экономический. В текущем году мы намерены осуществить прием по специальности «Международные отношения». Надеюсь, в скором времени у нас будет лицензия, и мы станем готовить дипломатов на факультете политологии.
— Как вы думаете, не смешно ли, если завтра в Армении будет создан, скажем, Центр подготовки космонавтов? Но мы почему-то не смеёмся: зная, что у нас уже давно нет кинематографа, продолжаем с завидным упорством в нескольких вузах готовить кинорежиссеров, кинооператоров, хотя наши киностудии «Арменфильм», «Айк», «Ереван» дышат на ладан. Я этот вопрос задаю вам как человеку, еще недавно стоявшему во главе армянского правительства и хорошо знающему, как у нас обстоят дела с подготовкой кадров. Скажите, пожалуйста, если в Госуниверситете издавна существует журналистский факультет, чем руководствовались вы, создавая и в Российско-Армянском университете факультет журналистики? Теперь уже я спрашиваю вас как ректора...
— Вы затронули весьма серьезную проблему – проблему реформы высшего образования. К сожалению, она идет у нас рывками, а потому мало кто может компетентно сказать, что творится в наших вузах. Их у нас, лицензированных, сейчас больше семидесяти. Если их признает государство, значит – в статусе своем они все равны. Они могут готовить специалистов любого профиля, и никто не имеет права указывать им, скажем, что режиссеров готовить не надо. Не забывайте, что законы рынка действуют и в вузах, и каждый делает то, что ему выгодно. Однако в вопросах подготовки будущих специалистов, тем более в рамках государственного заказа, когда деньги идут из бюджета, необходимо четко реагировать на потребности экономики, республиканского хозяйства. Проблема наша не в том, что у нас много вузов и в подготовке кадров они нередко дублируют друг друга, а в том, что в вузах этих нет профессионалов высокого класса, способных готовить специалистов для деятельности в XXI веке. Реформа высшего образования не может произойти сама собой. Она должна начаться с Закона о высшем образовании, которого у нас по сей день нет. Сейчас в Министерстве образования создана рабочая группа, которая будет готовить этот закон. В неё вхожу и я. Думаю, когда закон будет, дела пойдут лучше.
Кстати, на мой взгляд, советская система образования была одной из лучших в мире. Фундаментальное базовое образование будущий студент тогда получал в средней школе. К сожалению, мы потеряли это качество...
— Ваш университет Российско-Армянский. Что «российский» – понятно, а как понять «армянский», если обучение идет исключительно на русском языке?
— Университет наш армянский потому, во-первых, что он находится на территории Армении и обучаются в нем армянские студенты, которые составляют 90% контингента вуза. А потом в нашем армянском университете мы хотим вырастить специалиста, преданно любящего свою Родину, но отлично понимающего всю важность для Армении её неразрывных связей с Россией. И, наконец, в нашем армянском вузе мы намерены подготовить специалистов, которые могли бы работать в любом уголке земли.
— Что сделано вами за тот небольшой срок, что вы являетесь ректором?
— Нам надо подготовить специалистов такой квалификации и уровня знаний, которые отвечали бы требованиям нового века. Имея в виду эту основную задачу, мы несколько пересмотрели структуры университета. Созданы соответствующие факультеты, кафедры. Проведен набор специалистов, в которых мы испытываем острую нехватку. Это рутинная, но совершенно необходимая работа. Мы, кстати говоря, начали конкурсный набор кадров. Это – деканы, заведующие кафедрами, профессорско-преподавательский состав. Пользуясь случаем, приглашаю к сотрудничеству наших армянских ученых, которые чувствуют, что у нас они смогут с большей пользой использовать свой научный потенциал.
— Полтора месяца назад я был у вас, и того, что сегодня увидел в холле, не было. Театр, говорят, начинается с вешалки. Теперь и ваш университет...
— Может быть, несерьезно говорить о вешалке, но, поверьте, без неё почти невозможно сколько-нибудь серьезно говорить о вузе, да и любом другом заведении. Студент на лекциях в пальто, лектор в шубе... Это недопустимо. Конечно, вешалка не тот предмет, который может породить чувство гордости, но, представьте, я горжусь: в наших условиях не так-то просто сделать вешалку на 1000 человек. Считайте, что в области организационной работы это мое первое достижение.
— Говорят, у вас есть еще достижение – вдвое увеличили зарплату...
— В этом деле моей заслуги нет. Поскольку текущие расходы университета финансируются из российского бюджета, а в 2001 году в России произошло повышение заработной платы бюджетников, соответственно, повысились заработные платы и у нас. Наши преподаватели получают также доплаты, которые идут из наших внебюджетных фондов. Лучшим специалистам мы стараемся создать условия, которые были бы не хуже тех, что есть в других вузах.
— А проблемы у вас есть?
— Главная проблема сегодня – финансы. Надо завершить строительство второй половины здания, построить спортивные сооружения, создать образцовую библиотеку, читальный зал. Я только что завершил работу над планом организации на территории университета парка Благодарения, где будут установлены памятники тем российским деятелям, которые много сделали для развития армяно-российских отношений, любили Армению. Это – план на этот год...
— Сколько у вас студентов?
— Около 800, но в ближайшие пять лет число их возрастет до 2500.
— Учеба у вас платная?
— Нет, или... почти нет. У нас из четырех студентов за учебу платит только один. В вузах Армении наоборот: платят трое, а один учится бесплатно.
— Кто-либо из имущих оказывает вам помощь?
— Я благодарен Российскому акционерному обществу «Согласие», возглавляемому президентом Союза армян России Ара Абрамяном, которое подарило нам целый компьютерный класс. Еще один компьютерный класс подарило нам Министерство образования России. Сейчас я веду переговоры с ведущими корпорациями России, с российскими бизнесменами. Расскажу об этом, когда будет первый результат.
— Университет, как я знаю, часто посещают российские государственные и политические деятели...
— Да, есть такое. Они встречаются со студентами, читают лекции. Только за последнее время у нас «поработали» вице-премьер РФ, министр промышленности Илья Клебанов, председатель Центробанка Виктор Геращенко, глава Федеральной налоговой полиции Николай Фрадков. У нас есть возможность приглашать лучших российских лекторов. Особые слова благодарности хочется сказать послу России Анатолию Матвеевичу Дрюкову, который делает все возможное, чтобы наш университет стал на ноги...
— Мой друг Борис Мкртчян 17 лет был спецкором по Армении одной из лучших тогда газет страны – «Известий». Став редактором газеты «Коммунист», которую до него читать было невозможно, он начал переносить сюда все «известинское», поднимать планку газеты до уровня «Известий». Вы 11 лет жизни провели в Московском государственном университете. Учились там, защищали кандидатскую, работали... Сейчас, когда вы ректор, вам помогает ваш московский опыт?
— Несомненно. Я делаю то, что видел, что испытал на себе. Это, мне кажется, больше всего проявляется в тех требованиях, которые предъявляются мной к качеству обучения студентов. Конечно, сделать из нашего вуза МГУ вряд ли удастся, но я тешу себя мыслью, что достижимая цель все-таки есть. Мне хотелось бы добиться того, чтобы понятие «Российско-Армянский университет» звучало гордо...