интервьюГазета «Новое время», 24 апреля 2004 г.” В НС сегодня вместо борьбы идей - борьба интересов!”
НОВОЕ ВРЕМЯ
24 апреля 2004 г.

«В НС сегодня вместо борьбы идей - борьба интересов!»
Попытки правящей коалиции начать разговор с вышедшими из парламентских стен на митинговые площади оппозиционерами пока безуспешны. Крайне далеки от успеха и попытки оппозиционных сил реализовать свои ультимативные требования, простирающиеся за рамки не только правового поля, но и элементарной логики. Между тем политические силы, находящиеся вне парламента, предлагают свое видение путей разрешения затягивающегося противостояния. Так, лидер партии "Достойное будущее" ректор Российско-Армянского (Славянского) университета Армен Дарбинян, по сути, считает, что помимо выправления сложившейся ситуации следует предпринять и превентивные меры, чтобы обезопасить государство и народ от возможных будущих политических встрясок. Идея — в выработке нового избирательного кодекса, в демократизации выборных процессов. А поскольку выборы — это головная боль всего общества, то на эту цель призвано работать созданное на днях Общественное движение "Достойное будущее". Кстати, стимулом к его созданию послужило обращение академика Сергея Амбарцумяна, в котором он призвал интеллигенцию объединиться вокруг национально значимых идей.
Какова миссия новосозданной структуры, каковы оптимальные решения, способные откорректировать сложившуюся внутриполитическую ситуацию? С этим и другими вопросами мы обратились к Армену ДАРБИНЯНУ, возглавившему общественное движение "Достойное будущее".

— Активной политикой у нас в основном занимаются либо от скуки, либо из интереса, известно какого. Поскольку в вашем случае эти факторы не "работают" — скучать при такой занятости некогда, да и интересы с амбициями давно удовлетворены, — что является причиной вашей возросшей политической активности?
— Катализатором для проявления большей политической активности явились последние события. Сегодня и в обществе, и на политическом поле страны ощущается вакуум здоровых, идеологически состоятельных сил. К сожалению, "благодаря" воздействию отрицательных факторов нашей выборной практики эти силы не оказались в парламенте и не имеют возможности заниматься публичной политикой в рамках существующих институциональных механизмов. В итоге мы имеем парламент, в котором борьба идей подменена борьбой интересов. Сегодня в НС представлены лишь группы интересов, которые обеспечиваются маргинализирующимися политическими партиями. Одна часть депутатского корпуса занята тем, что пытается сохранить и укрепить свою власть всеми доступными методами, другая — нацелена на то, чтобы эту власть низвергнуть, не предлагая при этом каких-то идеологических решений. Между тем полностью игнорируется одна из самых главных функций законодательного органа, а именно: создание, воспроизводство подлинной политической элиты страны и превращение парламента в институт борьбы, сопоставления идей, идеологий, подходов к развитию страны. Ведь в конечном итоге именно это является необходимым условием развития общества и государства. Я считаю, что сегодняшний парламент, как и выборы, его породившие, не соответствует не только международным стандартам, но не соответствует также внутреннему потенциалу народа. Наш народный потенциал значительно выше того, что представлено в НС. Поэтому и вакуум идей совершенно не случаен. Вакуум необходимо заполнить — именно этим и обусловлена моя политическая активность. Возможно, прозвучит громко, но я на самом деле считаю, что это мой гражданский долг, моя гражданская ответственность. Мы должны представить народу альтернативные пути развития, альтернативные решения. И перво-наперво следует сконцентрироваться на создании адекватной избирательной системы и выборной процедуры.
— Насколько уместно называть партии, имеющие электорат, маргинальными?
— Я говорю о маргинализации политического процесса. Хотя надо признать, что в коалиции находятся совершенно разные по идеологии и по духу партии. Но оказалось так, что они в одной "лодке", а "лодка", судя по типу деятельности, продемонстрированной за этот год, движется в сторону маргинализации. А значит, эти партии автоматически теряют свой электорат. Если говорить об оппозиции, то там маргинализм присутствовал изначально. Неприятие действующего президента, оголтелое неприятие вне зависимости от каких-то идеологических аргументов, неприятие других партий... Возможно, именно деятельность оппозиции и привела к деформации всего политического процесса, что, однако, не снимает ответственности с коалиции, тем более что эту ответственность за политическое будущее страны она взяла на себя добровольно. Коалиция, по сути, пошла по пути тривиальных ответов на обвинения оппозиции. Вот эти обвинения-ответы и обострили предельно политическую ситуацию в стране. Чего стоит, к примеру, известное заявление правящих партий, где они, в частности, выражают уверенность в том, что правоохранительные органы страны выполнят надлежащим образом свои обязанности. Для политической силы апеллирование к полиции — крайний метод борьбы, когда все остальные меры исчерпаны.
— Да, но ведь та же коалиция неоднократно обращалась с призывом к диалогу. Оппозиции предлагались даже портфели...
— Сегодня вопрос дележа портфелей не стоит. Этот этап уже пройден — о портфелях можно было говорить год назад. Следовало вовремя сесть за стол переговоров, найти точки соприкосновения, с тем, чтобы обеспечить развитие политического процесса в конституционном русле. Этого не произошло. Поэтому сегодня, кроме того, чтобы сесть и поговорить, коалиция должна быть готова к большему. Во-первых, ей необходимо признать, что главной задачей всех политических сил страны является обеспечение "цивильного" выборного процесса. Подход — в стране все хорошо: прошли выборы, есть большинство-меньшинство, будьте добры подчиняться — возможен лишь в случае, когда поствыборная атмосфера безупречна и у общества нет никаких сомнений в исходе выборов, напротив — полное доверие. Увы, у нас несколько иная ситуация.
— И поэтому вы считаете выходом самороспуск парламента?
— Конечно же, для страны гораздо выгоднее разрешение политического кризиса в рамках действующих властных институтов. Но для этого как минимум следует признать, что политический кризис существует. Что до идеи самороспуска, то я с сожалением констатирую: та политическая конфигурация, которая сегодня действует в парламенте, показала свою нежизнеспособность. И я убежден, что она не имеет будущего. Поэтому предлагаю политической коалиции первой сделать шаг к самороспуску. Конечно, многим членам сегодняшнего парламента трудно будет свыкнуться с мыслью, что потраченные ими огромные финансовые средства пошли впустую. Но зато в период следующих выборов меньше будет людей, готовых рисковать средствами, а значит, появятся те, кто готов идти в парламент за идею.
— Фактически вы говорите о внеочередных выборах, которые вряд ли желательны для страны. Да и какая гарантия, что следующий парламент будет лучше нынешнего?
— Гарантий никаких, но есть шанс. С другой стороны, у нас есть четкая гарантия того, что этот парламент не функционален. Что до следующего, то, как я уже сказал, многие, кто рисковал деньгами, вряд ли пойдут на это вновь, поняв нерентабельность такого "предприятия". Стало быть, откроется некое пространство для идейных, идеологических сил. Президент и властные структуры, "попробовав" сегодняшнюю политическую конфигурацию и осознав ее недееспособность, наверное, займут более объективную позицию по отношению к политическим силам, которые не пошли на вброс огромных средств в свою выборную кампанию. Не пошли не только по причине отсутствия этих средств, но и потому, что нельзя подкупом входить в парламент, нельзя, используя административные рычаги, заставлять людей голосовать, нельзя оставлять безнаказанными нарушения в ходе выборов... При объективной позиции нарушителей будет меньше, соответственно — политики, идеологии больше. А это повышает вероятность того, что в новом парламенте окажутся более здоровые силы, готовые на самом деле взять ответственность за дальнейшее развитие страны. К сожалению, из этих моих предложений делаются выводы, совершенно не соответствующие целям, которые я и мои соратники ставим перед собой. Нередко можно услышать и такое: мол, обиженники, потому и рассуждают так. Хочу откровенно заявить: ни я, ни кто-либо из моих соратников к категории "обиженников" не принадлежит. И нашей целью не является получение мест в парламенте — не за этим мы подняли вопрос о необходимости его самороспуска, а исключительно исходя из очевидных политических реалий.
— Вы основали Общественное движение "Достойное будущее", подчеркнув два фактора — нормальный, демократический выборный процесс и нормальная поствыборная атмосфера в стране. В распространенном учредителями заявлении говорится, что это временная структура. Насколько временная?
— Единственная цель нашей организации — достижение такого состояния избирательной системы, которое позволит проведение на самом деле демократических выборов. Выборов, после которых народ доверится их результатам и не будет никаких вопросительных знаков. Проигравшие примут свое поражение, а победившие не станут делить электорат на свой и чужой. Наша общественная организация будет существовать ровно столько, сколько необходимо для достижения этой цели. Как долго это может быть? Я не идеалист и не романтик. И не рассчитываю, что следующие выборы уже будут безупречными. На мой взгляд, понадобится лет 10. Но при условии, что движение в этом направлении начинаем уже сейчас. Поэтому и, создав организацию, приглашаем к участию всех граждан нашей страны, вне зависимости от партийной принадлежности. Выборы — не узкопартийная задача, это задача всего народа.
...Сегодня основная цель многих политических партий — провести своих сторонников в парламент и добиться максимального количества должностей, хлебных мест, какого-то государственного прикрытия. В то время как главной задачей любой партии должно быть развитие демократии, создание такой избирательной системы, в которую поверят граждане государства. То, что мы говорим, очень понятно. То, что мы готовы самораспуститься, реализовав свою миссию, — лучшее доказательство бескорыстности наших побуждений. Мы не ставим цели — идти к власти и не претендуем на какие-то должности. В организации собрались идейные люди. И эта структура создана не для того, чтобы быть в нагрузку сегодняшней политической системе, а для того, чтобы наша политическая система полнокровно обеспечивала бы демократию в стране.
...Нельзя делать вид, что проблемы нет. Проблема есть — политический кризис необходимо разрешить. Маргинализация политического процесса сказывается и на народе. Это недопустимо. От этого страна находится в состоянии непонятного, ажиотажного ожидания, а мир — в недоумении, и все это вместе не играет на руку ни народу, ни государству. Поэтому я и говорю, что лучше сейчас сделать шаг, пусть непростой, но зато обеспечить таким образом гарантии для развития. Но готова ли к этому коалиция? Готова ли она не воспроизводить свою же власть, а открыть политический процесс для всех? Если нет такой готовности — политический кризис будет продолжаться. Не потому, что я его хочу, а потому, что объективно будет.
...Сложившийся политический статус-кво так или иначе изменится. Лучше, если это произойдет раньше, без временных потерь. У меня в Москве был друг, который говорил: "У русских поговорка — лучше поздно, чем никогда. А вот евреи считают, что лучше раньше, чем поздно". Для всех же лучше. Воспринимать мои слова в личностной плоскости, в плоскости личной обиды, квалифицируя их как выпад против провластных или оппозиционных деятелей, было бы крайне неверно. Более того, могу признаться, что ко многим из них испытываю уважение и любовь. Но больше все-таки люблю (как это громко бы ни звучало) свою страну и народ, которые надо выводить из состояния перманентно возникающих политических потрясений.
— А как насчет внепарламентских сил? Их участия в обсуждении Избирательного кодекса, конституционных изменений...
— Если политический процесс будет базироваться на мускулах и деньгах, то те силы, которые вне парламента, так вне его и останутся. Что до обсуждаемого в НС Избирательного кодекса, то совершенно однозначно могу сказать, что он будет способствовать воспроизводству тех сил, которые сегодня в парламенте. Конечно, мы выступим против, представим свои соображения, попытаемся сагитировать народ… По поводу же конституционных изменений, глубоко убежден, что сегодня менять Конституцию нет необходимости. Действующая Конституция свой потенциал не исчерпала, мы пока не научились жить по декларированным в ней принципам. А обязательства перед СЕ можно выполнять и в рамках той Конституции, которую имеем. К тому же позволю себе усомниться в том, что, приняв новую Конституцию, мы станем в одночасье демократической страной. Другое дело – придерживаться духовно-нравственных ценностей в политике. Этот фактор должен являться определяющим при любой Конституции.
— Сколько, по-вашему, времени нужно для возрождения нравственности и кто именно может взять на себя эту миссию?
— Зачем время, если посмотрел на человека и сразу видно, что он не может представлять государство? А вот кто будет двигателем... тоже казалось, понятно: творческие личности, интеллигенция, независимые люди… Но ведь у нас система ценностей перевернута. У нас поэт стремится в министры. Стало быть, ответственность на каждом из нас. Бoльшая, конечно, на тех, у кого больше власти.
— На оппозицию рассчитывать можно?
— У оппозиции неконструктивный подход — долой президента. Это несерьезно и бесперспективно. То, что стране нужна здоровая оппозиция – это факт. Но в первую очередь нужна здоровая власть.
— Если власть и оппозиция больны, то в обществе наверняка есть здоровые силы?
— Так не бывает. Если есть проблема и во власти, и в оппозиции, значит, есть проблема в нас, во всем обществе. Я, например, не возьму на себя смелость утверждать, что все больны, а я здоров. Это не так. Общество требует оздоровления, чтобы конструировать здоровую власть. А разговоры про третью силу, которая придет, это блеф. Я не верю ни в третью силу, ни в ее необходимость, я верю в созидательный потенциал нашего народа, который много больше, чем это представлено во власти и в оппозиции. Я надеюсь на общественное порицание безнравственности. В народе должно проснуться здоровое начало, которое отвергнет многое, — в том числе и существующие правила политической игры.
Тамара ОВНАТАНЯН