Меня не было «в эфире» три недели, и все это время я чувствовал сначала вопросительный, затем недоуменный, а в конце и вовсе тревожный взгляд читателя на мою страничку. Это подкреплялось и прямыми вопросами: «Где Вы? Как Вы? Почему Вас нет?..»... Отвечу всем: Люблю, Предан, Желаю встречи всегда!!! А сейчас – о том, ЧЕМ я занимался три недели – вероятно, одни из самых важных в моей жизни...
 
МАМА НАЖНАЯ
 
Мы как-то привычно всегда относимся к старению. Ну, может быть, только собственное старение воспринимаем «в штыки», не хотим никак смиряться с жестким велением времени, сопротивляемся,- кто как может... А вот к старению родителей мы, кажется, привыкли, воспринимаем его как нечто должное, не подвластное нашему контролю...
Еще в прошлом году я для себя отметил, что МАМА начала сдавать,,,и физически, и морально,,,пропал свойственный, дико родной блеск в глазах – даже при виде меня, которого ОНА всегда любила по-особому... Я тихо, с незаметной для НЕЕ тревогой наблюдал какое-то время за процессом, давал какие-то приличествующие по поводу советы, подбадривал, как мог... Блеск, однако, не возвращался... Я решил, что первую же возможность выезда в Европу использую для капитальной проверки ЕЕ здоровья (давно уже тотально не доверяю нашей медицинской системе,- при наличии талантливых, знающих, приличных врачей мы умудрились создать, пожалуй, самую тупую и бездарную систему в мире, которую я как-то назвал «коллективным гробовщиком»...). Ей же по-рабочему сказал: «Собирайся, МАТЬ, в дорогу,- едем увеличивать твой ресурс»...
Тщательное, нудное и довольно инвазивное обследование я пытался разбавить прогулками по Цюриху. Впервые в жизни, абсолютно неожиданно для себя, с отчетливостью до картинки я вспомнил, как МАТЬ вела меня – трехлетнего мальчишку – за руку в морозной Москве и учила меня читать магазинные вывески... «Мы и впрямь движемся по кругу,,,ролями только меняемся»,- подумалось мне...
На девятый день наших проверок прозвучало неутешительное: «Нужна оперция»... При этом в строгом соответствии со стандартами нормальной медицины, диагноз был озвучен во весь голос пациентке в глаза, без шепота, без утайки и так больно знакомого тихого сюсюкания с родственниками... Я понял, что мне придется  незамедлительно начать процесс психологического трейнинга...
Я никогда в жизни не позволял своим близким знать о моих проблемах, в особенности – если речь шла о здоровье. Ну, а МАТЕРИ вообще никогда ничего не говорил. А тут пришлось сознаться: когда я сказал, что уже трижды проходил похожие процедуры и бояться нечего, ЕЕ глаза сразу же, одномоментно перестали выражать не то, что тревогу или беспокойство, а даже задумчивость! МАТЬ воспряла духом, выпрямила осанку и сказала: «Я готова». МАТЬ, которую за месяц до этого было, казалось, невозможно уговорить выпить антибиотик, вмиг оказалась готовой лечь под хирургический нож!..
Все позади (по крайней мере, на этом этапе)... Я пишу эти заметки на пути домой. Дух, который воспрял до операции, кажется, сопровождает МАМУ и после... Ну, а я, конечно же, устал... И в который раз убедился: боль гораздо сильнее, если ощущаешь ее не физически, а в душе,,,я многое бы отдал, чтобы быть по ту, а не по эту сторону операционной,,,в ситуации, когда там – МАМА...
А Вы, наверное, смотрите на заголовок и думаете, что я настолько устал, что перепутал слово. Это не так: категорию НАЖНОСТИ вывела непревзойденная Ольга Мэйер – как совокупность ВАЖНОСТИ, НУЖНОСТИ и НЕЖНОСТИ!!! Так вот, друзья мои, имейте всегда в виду: МАМА – самый НАЖНЫЙ человек на СВЕТЕ. НАЖНЕЕ нет...
 
 
 
 
 
26.06.2011