ВыступленияРечь Армена Дарбиняна на IV Международной научно-практической конференции по русистике
08.05.2020
Языковая политика
 
Доброе утро, уважаемые коллеги! Добро пожаловать в Ереван, в Армению, в наш университет! Нам очень приятно видеть вас по поводу нашей конференции, и мы рады, что наш университет стал уже знаковым центром развития русского языка, обсуждения задач современной русистики. Ваше внимание, которое демонстрируется вот таким образом – больше пятидесяти, по-моему, делегатов из университетов, наших партнеров, из научных центров русистики не только России, но и других стран остального мира – очень приятно для нас, и мы будем продолжать таким же образом привлекать ваше внимание и становиться центром притяжения в обсуждениях проблем современной русистики.
 
Я бы хотел сказать, что сегодня знаковый день для Армении, для армян всего мира, и я бы пожелал, чтобы вы, русисты, тоже обратили на это внимание, потому что то, о чем я буду говорить впоследствии, имеет непосредственное отношение к этому знаковому дню. Сегодня 150 лет со дня рождения Комитаса –великого армянина, человека, который является фактически великим гражданином всех армянских эпох прежде всего тем, что сумел донести до нас и до следующих поколений величественные звуки армянской музыки, человека, который, с точки зрения гуманитарной глубины армянского духа, является тем центром этого гуманитарного обмена, которым армяне по праву гордятся и готовы делиться.
 
Этот год знаковый для нас и с точки зрения юбилея другого армянского великана – Ованеса Туманяна. Опять 150 лет, и это уже великан слова, великан словесности современного армянского языка.
 
Я поневоле обращаю ваше внимание на эти знаковые юбилеи для армянского духа и армянского народа, невольно обращаюсь к нашей истории и вспоминаю, как мы в бывшей нашей стране отмечали такие юбилеи. Это были знаковые события для всей страны, для России, для всего советского пространства гуманитарного взаимодействия, и я очень сожалею, что мы сегодня, в современной эпохе, потеряли эту знаковость, возможность таким образом обмениваться своими духовными вершинами и взаимодействовать путем взаимоотношения этих вершин.
 
Я хочу обратить ваше внимание, уважаемые коллеги, вот на что: если мы хотим говорить о роли русского языка в нашем сегодняшнем мире или на перекрестке эпох в первую очередь с точки зрения гуманитарного взаимодействия, то мы должны восстановить эту культуру совместного удовольствия от такого гуманитарного взаимоотношения, совместного осмысления тех духовных начал, основ, которыми готовы делиться. Это, с моей точки зрения, очень важно в современной эпохе, потому что в советское время русский язык являлся, считался и превозносился в качестве языка межнационального общения.
 
Сегодня, я думаю, вам, русистам, и нам, политикам, нужно добиться трансформации этого качества межнационального общения в качествo гуманитарного взаимодействия. Это на самом деле другое качество, потому что межнациональное общение в рамках одной страны имело определенный смысл и сущность. Межнациональное общение сегодня должно трансформироваться в гуманитарное взаимодействие на основе наших духовных начал. Это все, что касается духовного взаимодействия и роли русского языка, потому что на русскоязычном пространстве, иначе как на русском языке Комитаса и Туманяна, мы представить не можем. Мы готовы, мы хотим, но соответствующего пространства нет. И я очень сожалею об этом. Я думаю, что такое же сожаление может быть и с российской, узбекской, киргизской стороны, потому что мы потеряли площадку гуманитарного взаимодействия, которую мы, с моей точки зрения, должны в обязательном порядке восстановить.
 
И опять же, выражаю сожаление по поводу того, что мы 150 лет наших великих армян не имеем возможности или пространства, на котором мы могли бы это представить. И мое предложение вам и, соответственно, вашим университетам, научным центрам – это представить вашу обратную готовность, после чего мы будем готовы к большому и глубокому взаимодействию. Это первое, о чем я хотел сказать.
 
Второе – русский язык на перекрестке эпох, с точки зрения профессионального экономиста-политика, имеет свои особенности. И опять же я буду говорить с точки зрения армянских национальных и государственных интересов, потому что я cчитаю, что владение русским языком и мышление на русском есть в национальных интересах Армении и армян. Но вот опять же, что есть русский язык с точки зрения национальных или государственных интересов Армении и армян? В сегодняшнюю, современную эпоху русский язык для нас в первую очередь – это язык безопасности. Ну, так сложилось исторически, так есть на самом деле сегодня, это язык нашей безопасности, и в этом смысле, и в этом контексте он, естественно, очень важен и нужен.
 
В современную эпоху есть еще одна функция русского языка для современных армян, и я об этом должен говорить с сожалением. Русский язык для армян в современную эпоху стал языком выживания. Для армян, которые нашли свой кусок хлеба в течение последних трех десятилетий в России. Действительно, он, русский язык, стал для миллиона и более армян (говорят вообще о двух миллионах) языком выживания. С моей точки зрения, это совершенно не то качество, совершенно не тот статус, который нужен русскому языку. Я не думаю, что это хорошо, когда язык воспринимается в качестве языка выживания. И вот вторая задача, которая стоит перед вами, русистами, и перед нами, политиками, – сделать так, чтобы русский язык для нас превратился из языка выживания в язык развития, прогресса и процветания. Это совершенно разные категории, совершенно разные понимания сущности и необходимости языка в современную эпоху – из языка выживания в язык процветания и развития. Это совершенно разные категории. Здесь, конечно же, надо говорить об экономических проектах, о том, что российский опыт (опять же бизнес) взаимодействия должен быть на уровне прогрессивности, на том уровне, который позволит нам. Сегодняшний мир очень глобален, и взаимопроникновения различных культур, различных влияний избежать не удается. Не удастся и не надо к этому вообще стремиться. Поэтому – вот язык прогресса. Это должно вести нас к прогрессу, нас всех.
 
Третье наблюдение, которое я хочу опять же преподнести: русский язык для нас, опять же, в бывшую эпоху был языком познания: через русский язык познавали мир, и это было прекрасное познавание, прекрасный опыт познавания. Я думаю, что все мои коллеги, друзья, товарищи имели это удовольствие и продолжают иметь удовольствие познавать мир через русский язык.
 
Современный мир изменился: сегодня даже российские университеты по своему рейтингу отличаются тем, сколько они имеют публикаций на английском языке.
 
Сегодня общепризнано, что язык науки в мире– это английский язык, и даже, повторяю, в российских университетах происходит стимуляция научных исследований на английском языке; то есть это данность, с которой мы должны считаться, и русский язык в качестве языка познания постепенно уступает свое место английскому языку в качестве языка познания и науки. И здесь мы тоже должны понимать, как дальше быть и как дальше действовать.
 
С моей точки зрения, прекрасный опыт познания мира через русский язык или посредством русского языка, обогащение, которое мы все имели в прошлую эпоху, мы должны его поддерживать всяческим образом, потому что это богатство тех социумов, которые имели удовольствие познавать мир через русский язык. И не только в Армении (мне кажется, что во всех тех странах, которые имели удовольствие познавать мир через русский язык) мы сегодня ощущаем потерю этого качества.
 
Вот наш университет является одним из очень редких, но знаковых примеров того, как можно возобновить и восстановить познание мира через русский язык или посредством русского языка, поскольку мы вещаем, и преподаем, и готовим новое поколение на русском языке, и мы приучаем их к познаванию на русском языке, потому что мы знаем и ощущаем, какое это было великое богатство.
 
Я общался недавно с группой достаточно квалифицированных людей, которые играли ведущую роль в разные периоды в последнее десятилетие во французской политике, в английской политике, в европейской политике, и вы знаете, это люди были знающие, о чем разговор, знающие предмет разговора, и вывод был абсолютно объективным: они признавали преимущество советского образования перед западным и перед европейским образованием, и они говорили, что очень многое из советской школы образования пытаются перенять, потому что это был великий образовательный опыт. Этот опыт базировался на языке как средстве познания. Не как цели познания, а как средстве познания, и в этом тоже есть великая разница: мы иногда рассматриваем знание языка в качестве конечной цели нашего обучения. Это абсолютно не так, и наш университет – это не филологический университет, несмотря на то что мы являемся лидерами в изучении и в научном развитии русистики, но русский язык для нас – это средство, через которое мы можем познавать мир, и мы познаем мир именно посредством русского языка, и мы обучаем новое поколение познавать мир через русский язык. Мне кажется, что вот это богатство, которое мы, опять же, теряем уже в пути, мы, политики, и вы, русисты, должны восстановить, потому что к этому богатству сегодня обращаются западные страны и западные политики, объективно признавая наше конкурентное преимущество, которое было в советскую эпоху, которое мы сегодня теряем. Конечно, в условиях объективности, опять же повторяю, сегодняшнего мира, для армян вообще, с точки зрения армянских государственных, национальных интересов, интеграция в любые общности полезна и нужна.
 
Мы сегодня, являясь членами Евразийского экономического союза содружества независимых государств, в то же время участвуем и являемся теперь уже полноправными членами сообщества Франкофонии. Я считаю, что любая форма интеграции –ближний Восток, Русский мир, Европа, взаимодействие с Западом, Китай, с Востоком – это то, где мы можем быть полезны, где мы можем реализовать свою функцию транслятора ценностей с востока на запад и наоборот.
 
Мы именно такими были исторически, и для нас восстановление роли такого транслятора является национальной задачей, и мы таким транслятором можем быть, будучи глобально интегрированными в языковое пространство – и в русское, и в английское, и во французское, и в какое угодно еще. Это в наших национальных интересах. Поэтому и у вас, и у нас, у всех нас непочатый край огромной работы для того, чтобы мы все-таки осуществили бы вот эту трансмиссию и изменение качества и качественное изменение функциональности русского языка от языка выживания к языку развития и процветания, от языка межнационального общения к языку глубокого гуманитарного взаимодействия и от языка как цели изучения или познания к языку как к средству познания, поскольку на этом базировался наш очень успешный предыдущий опыт.
 
Я вас приветствую, я желаю вам плодотворной работы. Oчень рад вашему присутствию в Армении. Oчень хочу, чтобы это присутствие еще и обогащалось вашим опытом познания не только армянской действительности, но и культуры и армянской глубины, и еще раз подтверждаю свое к вам предложение. Подумайте над тем, как организовать у себя, в своих очагах университетских, научных, культурных, вот эту презентацию Туманяна и Комитаса. Мы будем рады взаимодействию с вами в этом направлении. Cпасибо вам большое!