Выступления«Новое время», «Не стало Левона Мкртычевича Мкртчяна»
25.08.2001
«Новое время»

25 августа 2001 г.
Не стало Левона Мкртычевича Мкртчяна… Кажется, совсем недавно я поймал себя на радости осознания того, что ему, слава Богу, всего шестьдесят семь… Упиваясь наслаждением общения с ним, я постоянно ощущал то глубокое богатство, которое нес в себе этот уникальный армянин ХХ века и, в первую очередь, богатство воспоминаний о встречах, дружбе, отношениях с великими классиками армянской и русской литературы минувшего столетия. Вобрав в себя этот несметный объем воспоминаний, он сам стал своего рода классиком человеческих взаимоотношений, старался передать нам, своим современникам, всю палитру ощущений от общения с великими... Как же нам будет не хватать его ощущений!
Встав во весь рост против оголтелого и безмозглого искоренения русского языка из нашей образовательной практики, он пытался предостеречь власть имущих от совершения элементарных глупостей, которые могут сделать последующие поколения несравненно беднее. Жаль, мало кто понял, что тем самым он оберегал не столько русский язык и русскую культуру, сколько нас с вами…
Когда в 1998 году совместно с правительством России нами было принято решение о создании в Ереване Российско-Армянского (Славянского) университета, не было никаких сомнений в том, кто должен его возглавить. Сегодня исключительно благодаря его стараниям и работе в Армении состоялся этот уникальный очаг образования и культуры. С каким энтузиазмом и воодушевлением он собирал по крупицам новый университет! И как же мне боязно теперь за его судьбу!
В нашей истории не так уж много личностей, создавших университеты. Академик Левон Мкртчян – последний из них и уж совершенно точно, наиболее выдающийся среди наших современников. Я хочу воззвать здесь к долгу и профессиональной ответственности многочисленной армии русистов, которую воспитал Левон Мкртычевич: не дайте заглохнуть этому начинанию, всячески берегите и взращивайте его! Это будет самым достойным служением его памяти!
И последнее. Левон Мкртычевич был удивительным жизнелюбом с неподражаемым чувством юмора. Его невероятное человеческое обаяние буквально завораживало всех постигнувших радость общения с ним, и я недавно как-то рискнул спросить его об этом секрете. «Знаешь, – ответил он, – иногда мне кажется, что во мне до сих пор сидит озорной батумский мальчишка», – и даже показал мне старую фотографию батумской обувной мастерской, в которой будущий академик постигал науку жизни…
Наше вечное признание Вам, дорогой Левон Мкртычевич!